+7 (495) 773-36-46
+7 (495) 987-18-55
Viber & WhatsApp: +7 962 997 9822
eng

Закрыть     X     

Напишите нам

Оставить заявку

Экономический прогноз: сентябрь 2019

Тренд на снижение прогнозных параметров для глобального хозяйства
в начале осени не прервался. 6 сентября Reuters со ссылкой на исследование
ФРС США сообщило, что из-за торговой войны к началу 2020 года мировая
экономика может потерять около $850 млрд (примерно 1% глобального
ВВП).

Почти четверть этого ущерба (до $200 млрд) может составить доля
США (тоже почти 1% ВВП страны). Примечательно также, что по версии
Oxford Economics, в четвертом квартале-2019 ВВП Китая притормозит до
5,7% и в целом останется на этом уровне в 2020 году. Напомним, что, по
официальным данным, темп роста Поднебесной в первом квартале
насчитывал 6,4%, во втором – снизился до 6,2% – минимального уровня за 27
лет.

 

Расчетные выкладки аналитиков уже находят подтверждение своей
обоснованности. По оценке IHS Markit, рост деловой активности в США в
августе был минимальным с марта-2016: сводный индекс PMI деловой
активности снизился до 50,7 пункта с июльского уровня в 52,6 пункта.

Наиболее явно охлаждение в промвыпуске. Индекс Института управления
поставками (ISM Manufacturing) сократился в августе с 51,2% до 49,1%. В
Федрезерве воздерживаются от прогнозов рецессии, отмечая продолжение
умеренного роста (оценка-2019 – на 2,0-2,5%). Тем не менее, поскольку
макродинамика замедляется, ФРС, как отметил, например, глава
Федерального резервного банка Нью-Йорка Джон Уильямс (4 сентября)
готова действовать «должным образом». Вероятность снижения ставки 18
сентября, напомним, оценивается участниками рынков близкой к 90%.

 

Монетарные стимулы, видимо, будут задействованы до конца года и
другими ведущими центробанками. Более 80% экспертов, опрошенных
Bloomberg, уверены, что ЕЦБ по итогам заседания 12 сентября объявит о
новом количественном смягчении (снижении ставки по депозитам до минус
0,5% и возобновлении покупок облигаций ежемесячно по €30 млрд на
годовом треке). 6 сентября в интервью Nikkei глава Банка Японии Харухико
Курода вновь подтвердил, что на повестке дня остается дальнейшее
снижение ставки. В свою очередь Госсовет КНР в заявлении по итогам
последнего заседания (опубликованы 2 сентября) однозначно высказался за
наращивание стимулов экономике для смягчения последствий торговой
войны, включая завершение реформы процентных ставок, снижение норм
резервирования для банков и выпуск региональными властями специальных
бондов для покрытия инфраструктурных расходов.

 

С учетом этих предстоящих событий финаналитики не исключают в
сентябре укрепления рубля до 65 руб/$. Вместе с тем, при сохранении уровня
торгово-политической напряженности и продолжения тренда на замедление
ведущих экономик мира валютный курс может вновь отступит в четвертом
квартале к рубежу в 67 руб/$. До конца 2020 года актуальным остается
потенциал ослабления до 70 руб/$.

 

В целом же перспективы российского хозяйства оцениваются и
официальными прогнозистами, и экспертами довольно сдержано. Так,
сентябрьский макроэкономический консенсус-прогноз агентства
FocusEconomics, основанный на оценках 45 крупнейших российских и
глобальных институтов, инвестбанков и рейтинговых агентств, предполагает
рост экономики РФ на 1,2% в 2019 году и 1,8% в 2020-ом (что не сильно
отличается от обновленного прогноза МЭР – рост в 1,3% и 1,7% в 2019 и
2020 годах соответственно).

 

6 сентября Банк России, снизив ключевую ставку на очередные 25 б.п.,
умерил свои ожидания по росту ВВП-2019 с 1,0-1,5% до 0,8-1,3%. Общий
прирост валового накопления основного капитала не превысит 1,0%;
потребления – 1,0-1,5%; ослабление внешнего спроса притормозит скорость
экспорта и импорта (в июньском докладе о денежно-кредитной политике
предполагались темпы в +0,8-1,3% и +1,0-1,5% соответственно; теперь –
минус 0,3-0,8% и минус 0,3 – плюс 0,2%), что приведет к сокращению
профицита счета текущих операций (СТО) и оттока капитала до $83 млрд и
$40 млрд (после $98 и $50 млрд по версии начала лета).

 

Меньший капитальный отток едва ли не единственная новая светлая
краска в прогнозе центральных банкиров. На трехлетнем горизонте он даже
падает вдвое – до $20 млрд к 2022 году. Впрочем, сокращение оттока – это
всегда «зеркальное отражение» мелеющего капитального притока. Профицит
СТО в 2022 году уменьшится до $28 млрд. Его прогнозные значения
скорректированы: в 2020 году до $56 млрд с $72 млрд, в 2021-ом – до $39
млрд с $50 млрд. Один из существенных факторов, повлиявших на
переоценку, – пересмотр ожиданий по среднегодовым котировкам Urals: на
2019 год они снижены с $65 до $63 за баррель, на 2020-й и 2021-й – с $60 до
$55 и с $55 до $50 за баррель соответственно.

 

Отметим, прогнозный интервал ЦБ РФ на 2019 год практически не
оспаривается экспертами. В Институте исследований и экспертизы ВЭБа
ожидают темп ВВП около 1%, отмечая при этом и риск «недотягивания до
планки». Консенсус-опрос аналитиков по опросу Центра развития НИУ ВШЭ
(конец июля) исходит из наиболее вероятного макрорезультата-2019 в 1,1%.
Наблюдаемые тренды в целом пока поддерживают эти предположения: при
слабом внешнем спросе замедляется годовой темп торговой розницы,
инвестиции пребывают в «летаргическом сне», а деловая активность в
промсекторах четвертый месяц кряду балансирует на грани стагнации и
спада: PMI в версии IHS Markit в мае насчитывал 49,8 пункта, в июне – 48,6,
июле – 49,3, августе – 49,1 пункта (напомним, что на тенденцию к росту
указывает значение показателя выше 50 пунктов).

 

Больше вопросов вызывают оценки аналитиков Банка России на
предстоящем трехлетнем треке. С одной стороны, весьма реалистичным
выглядит сдвиг ожидания ускорения ВВП до 2-3% с 2021 года на 2022-й
(темп-2020 оценивается в интервале 1,5-2,0%, темп-2021 – 2,0-2,5%). В то же
время, ожидаемое ускорение выглядит заметно сдержаннее версии МЭР с
«3% плюс», начиная с 2021 года. Объясняется это более умеренными (и,
скорее всего, более адекватными текущим трендам) оценками расходов на
конечное потребление домохозяйств (2,0-2,5% в 2020-2022 годах) и
динамики инвестиций, укладывающейся (с колебаниями по годам) в этот
период в интервал 3,5-4,5% (у МЭР – 5,0-6,5%). Заметим также, что в
прогнозе Института народнохозяйственного прогнозирования РАН при
схожем темпе вложений в основной капитал среднегодовой прирост ВВП не
превышает 1,7% в том же прогнозном периоде.

Больше вопросов вызывают оценки аналитиков Банка России на
предстоящем трехлетнем треке. С одной стороны, весьма реалистичным
выглядит сдвиг ожидания ускорения ВВП до 2-3% с 2021 года на 2022-й
(темп-2020 оценивается в интервале 1,5-2,0%, темп-2021 – 2,0-2,5%). В то же
время, ожидаемое ускорение выглядит заметно сдержаннее версии МЭР с
«3% плюс», начиная с 2021 года. Объясняется это более умеренными (и,
скорее всего, более адекватными текущим трендам) оценками расходов на
конечное потребление домохозяйств (2,0-2,5% в 2020-2022 годах) и
динамики инвестиций, укладывающейся (с колебаниями по годам) в этот
период в интервал 3,5-4,5% (у МЭР – 5,0-6,5%). Заметим также, что в
прогнозе Института народнохозяйственного прогнозирования РАН при
схожем темпе вложений в основной капитал среднегодовой прирост ВВП не
превышает 1,7% в том же прогнозном периоде.

 

Развитие событий и в России, и в мире указывает на то, что
интенсивность процесса торможения, похоже, усиливается, что
отражается в новых прогнозных оценках. В этих условиях переход Банка
России по сути к нейтральной ключевой ставке (6,0-7,0% в номинале,
2,0-3,0% в реальном выражении при устойчивой инфляции на
среднесрочную перспективу вблизи 4%), когда монетарные условия не
являются ограничителями экономической активности, конечно, окажет
свое стимулирующее воздействие. Но регулятор не случайно и
обоснованно предупреждает: кредит сам по себе не способен быть

главным драйвером макродинамики. Ускорение ВВП до 2-3% теперь
представляется возможным к 2022 году «по мере реализации комплекса
мер правительства по преодолению структурных ограничений»,
включая национальные проекты. Передача эстафеты от монетарных к
другим, прежде всего, структурно-политическим стимулам
макродинамики, однако, не обещает быть беспроблемной (хотя бы в
силу высокой инерционности механизмов принятия и внедрения
госрешений).



Контакты компаний West Union:
Берлин +49 30 24724252
Москва +7 (495) 773-36-46
Санкт-Петербург +7 931 3372795
Лондон +44 78 12524249
Париж +33 14 7430883
Никосия +357 22757521
Нью-Йорк +1 347 4509922
Гонконг +852 28910030
Рига +371 28455799
Киев +380 96 1892877
Люксембург +49 171 4139820
Шанхай +852 61483894